Гипертония в условиях севера

Особенности патогенеза артериальной гипертензии в условиях Крайнего Севера

Этиопатогенетические особенности развития артериальной гипертензии на Крайнем Севере тесно связаны с адаптивными реакциями организма, и повышение артериального давления рассматривается рядом авторов как извращенная адаптивная реакция на воздействие экстремальных климатогеографических факторов[12]. Некоторые авторы считают артериальную гипертензию биологически целесообразной реакцией, направленной на гемодинамическую компенсацию организмом усиления метаболических процессов в новых экологических условиях[13]. При этом увеличение АД этими авторами связывается с повышением сосудистого тонуса и ростом общего периферического сопротивления сосудов.

Исследования показали, что одной из главных причин неблагоприятных изменений в сердечно-сосудистой системе на Крайнем Севере является действие магнитных бурь. Под их влиянием замедляется ритм сердечной деятельности, амплитуда зубца Р и электрическая систола электрокардиограммы увеличиваются, повышается артериальное давление и продукция кортизола[14]. Длительное действие гелиофизических факторов в экстремальных условиях Крайнего Севера служит своего рода пусковым звеном в патогенезе гипертонии. Так, под действием переменного магнитного поля Земли меняется чувствительность к медиаторам сосудистой стенки: реакция сосудов на норадреналин и серотонин повышается, а на ацетилхолин – уменьшается.

Дезадаптация и патология сердечно-сосудистой системы в высоких широтах развиваются не только под действием низких температур и высокоэнергетических колебаний геомагнитных полей, но и в результате влияния на организм космических излучений, измененных у полюсов Земли приливных и неприливных сил тяготения, необычного фотопериодизма, дефицита ультрафиолетового облучения, инфразвуковых воздействий. Частые болезненные реагирования на геофизические возмущения утяжеляют гипертонические кризы, учащают возникновение приступов стенокардии, инсультов, инфарктов миокарда. Нарастают расстройства функций сердечно-сосудистой системы, обусловленные быстрым истощением резервов синхронизации кровообращения с изменяющимися экстремальными условиями среды обитания. Это дает возможность выделить характерные дезадаптивные состояния – метеопатии. В настоящее время существует единое мнение, что метеопатии возникают при сильном переутомлении, в стрессовых ситуациях, когда приспособительные резервы основных жизнеобеспечивающих систем не успевают подготавливать организм к экстремальным возмущениям погодных, гравитационных и геомагнитных факторов[15]. Метеопатические реакции, являясь патологическими, наносят существенный вред всему организму. Они ведут к прогрессированию дезадаптивных и патологических расстройств, способствуют прогрессирующему нарушению функций сердечно-сосудистой системы до уровня хронической патологии. Кроме того, метеопатические реакции оказываются важным патогенетическим механизмом формирования и прогрессирования сердечно-сосудистых заболеваний в неблагоприятных условиях Крайнего Севера.

11. Проблемы адаптации на Юге.

12. Комфортная среда

Среда обитания, окружающая современного человека, включает в себя природную среду, искусственную среду, созданную человеком и социальную среду.

Каждый день, живя в городе, прогуливаясь, работая, обучаясь, человек удовлетворяет широчайший круг потребностей. В системе потребностей человека (биологических, психологических, этнических, социальных, трудовых, экономических) можно выделить потребности связанные с экологией среды обитания. Среди них — комфорт и безопасность природной среды, экологически комфортное жилище, обеспеченность источниками информации (произведениями искусства, привлекательными ландшафтами) и другие.

Естественные или биологические потребности — это группа потребностей, обеспечивающая возможность физического существования человека в условиях комфортной среды, — это потребность в пространстве, хорошем воздухе, воде и т.д., наличие подходящей, привычной для человека среды. Экологизация биологических потребностей связана с необходимостью создания экологичной, чистой городской среды и поддержание хорошего состояния естественной и искусственной природы в городе. Но в современных больших городах вряд ли можно говорить о наличии достаточного объема и качества нужной каждому человеку среды.

По мере роста промышленного производства выпускалось все больше разнообразных изделий и товаров, и вместе с тем резко возрастали загрязнения среды. Окружающая человека городская среда не соответствовала нужным человеку исторически сложившимся сенсорным воздействиям: города без каких-либо признаков красоты, трущобы, грязь, стандартные серые дома, загрязненный воздух, резкий шум и т.д.

Но все же, можно уверенно констатировать, что в результате индустриализации и стихийной урбанизации окружающая человека среда постепенно стала «агрессивной» для органов чувств, эволюционно приспособленных за многие миллионы лет к естественной природной среде. По существу, человек сравнительно недавно оказался в городской среде. Естественно, за это время основные механизмы восприятия не смогли приспособиться к измененной визуальной среде и изменениям в воздухе, воде, почве. Это не прошло бесследно: известно, что люди, живущие в загрязненных районах города более склонны к различным заболеваниям. Наиболее часто распространены сердечно-сосудистые и эндокринные расстройства, но встречается весь комплекс разнообразных заболеваний, причиной которых является общее понижение иммунитета.

В связи с резкими изменениями в природной среде возникло много исследований, направленных на изучение состояния окружающей среды и состояния здоровья жителей в конкретной стране, городе, районе. Но, как правило, забывается, что городской житель большую часть времени проводит в помещениях (до 90 % времени) и качество окружающей среды внутри различных построек и сооружений оказывается более важным для здоровья и благополучия человека. Концентрация загрязняющих веществ внутри помещений часто оказывается значительно больше, чем в наружном воздухе.

Житель современного города больше всего видит плоские поверхности — фасады зданий, площади, улицы и прямые углы — пересечения этих плоскостей. В природе же плоскости, соединенные прямыми углами, встречаются очень редко. В квартирах и офисах идет продолжение подобных пейзажей, что не может не сказаться на настроении и самочувствии постоянно находящихся там людей.

Биологи́ческие ри́тмы — (биоритмы) периодически повторяющиеся изменения характера и интенсивности биологических процессов и явлений. Они свойственны живой материи на всех уровнях ее организации — от молекулярных и субклеточных до биосферы. Являются фундаментальным процессом в живой природе. Одни биологические ритмы относительно самостоятельны (например, частота сокращений сердца, дыхания), другие связаны с приспособлением организмов к геофизическим циклам — суточным (например, колебания интенсивности деления клеток, обмена веществ, двигательной активности животных), приливным (например, открывание и закрывание раковин у морских моллюсков, связанные с уровнем морских приливов), годичным (изменение численности и активности животных, роста и развития растений и др.)

Наука, изучающая роль фактора времени в осуществлении биологических явлений и в поведении живых систем, временнýю организацию биологических систем, природу, условия возникновения и значение биоритмов для организмов называется — биоритмология. Биоритмология является одним из направлений, сформировавшегося в 1960-е гг. раздела биологии — хронобиологии. На стыке биоритмологии и клинической медицины находится так называемая хрономедицина, изучающая взаимосвязи биоритмов с течением различных заболеваний, разрабатывающая схемы лечения и профилактики болезней с учетом биоритмов и исследующая другие медицинские аспекты биоритмов и их нарушений.

Биоритмы подразделяются на физиологические и экологические. Физиологические ритмы, как правило, имеют периоды от долей секунды до нескольких минут. Это, например, ритмы давления, биения сердца и артериального давления. Экологические ритмы по длительности совпадают с каким-либо естественным ритмом окружающей среды.

Биологические ритмы описаны на всех уровнях, начиная от простейших биологических реакций в клетке и кончая сложными поведенческими реакциями. Таким образом, живой организм является совокупностью многочисленных ритмов с разными характеристиками. По последним научным данным в организме человека выявлено около 400 [источник не указан 599 дней] суточных ритмов.

Адаптация организмов к окружающей среде в процессе эволюционного развития шла в направлении как совершенствования их структурной организации, так и согласования во времени и пространстве деятельности различных функциональных систем. Исключительная стабильность периодичности изменения освещенности, температуры, влажности, геомагнитного поля и других параметров окружающей среды, обусловленных движением Земли и Луны вокруг Солнца, позволила живым системам в процессе эволюции выработать стабильные и устойчивые к внешним воздействиям временные программы, проявлением которых служат биоритмы. Такие ритмы, обозначаемые иногда как экологические, или адаптивные (например: суточные, приливные, лунные и годовые), закреплены в генетическойструктуре. В искусственных условиях, когда организм лишен информации о внешних природных изменениях (например, при непрерывном освещении или темноте, в помещении с поддерживаемыми на одном уровне влажностью, давлением и т. п.) периоды таких ритмов отклоняются от периодов соответствующих ритмов окружающей среды, проявляя тем самым свой собственный период.

лассификация биоритмов [править]

Классификация ритмов базируется на строгих определениях, которые зависят от выбранных критериев.

Классификация биоритмов по Ю. Ашоффу (1984 г.) подразделяется:

· по их собственным характеристикам, таких как период;

· по их биологической системе, например популяция;

· по роду процесса, порождающего ритм;

· по функции, которую выполняет ритм.

Диапазон периодов биоритмов широкий: от миллисекунд до нескольких лет. Их можно наблюдать, в отдельных клетках, в целых организмах или популяциях. Для большинства ритмов, которые можно наблюдать в ЦНС или системах кровообращения и дыхания, характерна большая индивидуальная изменчивость.

Другие эндогенные ритмы, например овариальный цикл, проявляют малую индивидуальную, но значительную межвидовую изменчивость. У других ритмов, о которых упоминалось выше, периоды остаются неизменными в естественных условиях, то есть они синхронизированы с такими циклами внешней среды, как приливы, день и ночь, фазы Луны и время года. С ними связаны приливные, суточные, лунные и сезонные ритмы биологических систем. Каждый из указанных ритмов может поддерживаться в изоляции от соответствующего внешнего цикла. В этих условиях ритм протекает «свободно», со своим собственным, естественным периодом.

Наиболее распространена классификация биоритмов по Ф. Халбергу (1964), по частотам колебаний, то есть по величине, обратной длине периодов ритмов:

Инфрадианные ритмы [править]

Ритмы длительностью больше суток. Примеры: впадение в зимнюю спячку (животные), менструальные циклы у женщин (человек).

Существует тесная зависимость между фазой солнечного цикла и антропометрическими данными молодежи. Акселерация весьма подвержена солнечному циклу: тенденция к повышению модулируется волнами, синхронными с периодом «переполюсовки» магнитного поля Солнца (а это удвоенный 11-летний цикл, то есть 22 года). В деятельности Солнца выявлены и более длительные периоды, охватывающие несколько столетий. Важное практическое значение имеет также исследование других многодневных (околомесячных, годовых и пр.) ритмов, датчиком времени для которых являются такие периодические изменения в природе, как смена сезонов, лунные циклы и др.

Влияние (отражение) лунных ритмов на отлив и прилив морей и океанов. Соответствуют по циклу фазам Луны (29.53 суток) или лунным суткам (24.8 часов). Лунные ритмы хорошо заметны у морских растений и животных, наблюдаются при культивировании микроорганизмов.

Психологи отмечают изменения в поведении некоторых людей, связанные с фазами луны, в частности, известно, что в новолуние растёт число самоубийств, сердечных приступов и пр.

Ультрадианные ритмы [править]

Ритмы длительностью меньше суток. Примеры: концентрация внимания, изменение болевой чувствительности, процессы выделения и секреции, цикличность фаз, чередующихся на протяжении 6…8-часового нормального сна у человека. В опытах на животных было установлено, что чувствительность к химическим и лучевым поражениям колеблется в течение суток очень заметно.

Циркадианные (околосуточные) ритмы [править]

Центральное место среди ритмических процессов занимает циркадианный (циркадный) ритм, имеющий наибольшее значение для организма. Понятие циркадианного (околосуточного) ритма ввел в 1959 году Халберг. Он является видоизменением суточного ритма с периодом 24 часа, протекает в константных условиях и принадлежит к свободно текущим ритмам. Это ритмы с не навязанным внешними условиями периодом. Они врожденные, эндогенные, то есть обусловлены свойствами самого организма. Период циркадианных ритмов длится у растений 23-28 часов, у животных 23-25 часов.

Поскольку организмы обычно находятся в среде с циклическими изменениями ее условий, то ритмы организмов затягиваются этими изменениями и становятся суточными. Циркадианные ритмы обнаружены у всех представителей животного царства и на всех уровнях организации. В опытах на животных установлено наличие ЦР двигательной активности, температуры тела и кожи, частоты пульса и дыхания, кровяного давления и диуреза. Суточным колебаниям оказались подвержены содержания различных веществ в тканях и органах, например, глюкозы, натрия и калия в крови, плазмы и сыворотки в крови, гормонов роста и др. По существу, в околосуточном ритме колеблются все показатели эндокринные и гематологические, показатели нервной, мышечной, сердечно-сосудистой, дыхательной и пищеварительной систем. В этом ритме содержание и активность десятков веществ в различных тканях и органах тела, в крови, моче, поте, слюне, интенсивность обменных процессов, энергетическое и пластическое обеспечение клеток, тканей и органов. Этому же циркадианному ритму подчинены чувствительность организма к разнообразным факторам внешней среды и переносимость функциональных нагрузок. У человека выявлено около 500 функций и процессов, имеющих циркадианную ритмику.

Установлена зависимость суточной периодики, присущей растениям, от фазы их развития. В коре молодых побегов яблони был выявлен суточный ритм содержания биологически активного вещества флоридзина, характеристики которого менялись соответственно фазам цветения, интенсивного роста побегов и т. д. Одно из наиболее интересных проявлений биологического измерения времени — суточная периодичность открывания и закрывания цветков у растений.

Популярная в конце XX века псевдонаучная [1][2][3] теория «трёх ритмов» была предложена рядом авторов в конце XIX века в виде гипотезы и позже была экспериментально опровергнута [4][5][6] . Гипотеза предполагала наличие многодневных ритмов, не зависящих как от внешних факторов, так и от возрастных изменений самого организма. Пусковым механизмом этих ритмов является только момент рождения человека, при котором возникают ритмы с периодом в 23, 28 и 33 суток, определяющие уровень его физической, эмоциональной и интеллектуальной активности. Графическим изображением каждого из этих ритмов является синусоида. Однодневные периоды, в которые происходит переключение фаз («нулевые» точки на графике) и которые, якобы, отличаются снижением соответствующего уровня активности, получили название критических дней. Если одну и ту же «нулевую» точку пересекают одновременно две или три синусоиды, то такие «двойные» или «тройные» критические дни предполагались особенно опасными. Данная гипотеза не подтверждена научными исследованиями и основывается на бессистемных эмпирических наблюдениях.

Предположению о существовании «трех биоритмов» около ста лет. Её авторами стали три исследователя: психолог Герман Свобода, отоларинголог Вильгельм Флисс, изучавшие эмоциональный и физический биоритмы, и преподаватель Фридрих Тельчер, исследовавший интеллектуальный ритм.

Свобода работал в Вене. Анализируя поведение своих пациентов, он обратил внимание, что их мысли, идеи, импульсы к действию повторяются с определённой периодичностью. Герман Свобода пошёл дальше и начал анализировать начало и развитие болезней, особенно цикличность сердечных и астматических приступов. Результатом этих исследований стало предположение существования ритмичности физических (22 дня) и психических (27 дней) процессов.

Доктора Вильгельма Флисса, который жил в Берлине, заинтересовала сопротивляемость организма человека болезням. Почему дети с одинаковыми диагнозами в одно время имеют иммунитет, а в другое — умирают? Собрав данные о начале болезни, температуре и смерти, он связал их с датой рождения. Расчёты показали, что изменения иммунитета можно попытаться прогнозировать с помощью 22-дневного физического и 27-дневного эмоционального биоритмов.

Новомодные биоритмы подтолкнули инсбрукского преподавателя Фридриха Тельчера к своим исследованиям. Тельчер заметил, что желание и способность студентов воспринимать, систематизировать и использовать информацию, генерировать идеи время от времени изменяются, то есть имеют ритмический характер. Сопоставив даты рождений студентов, экзаменов, их результаты, он предложил интеллектуальный ритм с периодом 32 дня. Тельчер продолжал свои исследования, изучая жизнь творческих людей. В результате он предположил существование «пульса» интуиции — 37 дней.

Впоследствии исследования биоритмов продолжились в Европе, США, Японии. Особенно интенсивным этот процесс стал с появлением компьютеров. В 1970—1980 годах биоритмы завоевали весь мир. В том числе, производились аппаратные средства для подсчёта «биоритмов» (например, Casio Biolator). Сейчас мода на биоритмы прошла.

Академические исследователи отвергли «теорию трёх биоритмов». Теоретическая критика излагается, например, в научно-популярной книге [6] признанного специалиста в хронобиологии Артура Уинфри. К сожалению, авторы научных (не научно-популярных) трудов не сочли нужным специально уделить время критике, однако ряд публикаций (на русском языке это, например, сборник [7] под редакцией Юргена Ашоффа, книга [8] Л. Гласса и М. Мэки и другие источники) позволяют сделать вывод, что «теория трёх биоритмов» лишена научных оснований. Гораздо убедительнее, однако, экспериментальная критика «теории». Многочисленные экспериментальные проверки [4][5] 1970—80-х годов полностью опровергли «теорию» как несостоятельную. В настоящее время «теория трёх ритмов» научным сообществом не признаётся и рассматривается как псевдонаука [1][2][3] .

Благодаря широкому распространению «теории трёх ритмов», слова «биоритм» и «хронобиология» нередко ассоциируются с псевдонаукой. На самом деле хронобиология представляет собой научную доказательную дисциплину, лежащую в традиционном академическом русле исследований, а путаница возникает в связи с неверным использованием названия научной дисциплины по отношению к псевдонаучной теории.

14. Биологическая потребность человека – воздух.

Человек всегда считался высшим созданием природы, её царем и властителем. Люди занимаются наукой, летают в космос, строят заводы, ухаживают за животными. В наше прогрессивное время человек научился частично заменять свой труд автоматизированными системами, и экономить свое время с помощью интернета. И вроде бы все у нас прекрасно, если бы не одно НО. От животных нас отличает только наличие разума. И если исчезнет цивилизация, то от наших величайших запросов останутся лишь только физиологические потребности.

В последнее время мы почти перестали задумываться о том, что качество нашей жизни зависит не от прогресса, а от того как быстро происходит удовлетворение наших физиологических потребностей. Мы не спим ночами, едим на бегу и пьем воду, в которой содержится половина таблицы Менделеева. А потом жалуемся на здоровье, и тут же накачиваем организм всевозможными лекарствами. Примеры физиологических потребностей человека можно перечислять бесконечно. Важно не только знать их, но и уметь грамотно их удовлетворять.

http://cyberpedia.su/14x68d9.html

Служба по охране здоровья населения

Развитие современной экономики и всего общества невозможно без освоения новых месторождений газа, нефти, полезных ископаемых. Повышенная миграция населения, переселение в экстремальные природные условия жителей более мягких климатических зон вызывает нарушение адаптации организма. В результате резко повышается уровень заболеваемости патологиями сердечно-сосудистой системы, в частности артериальной гипертензии, возникновение которой может быть обусловлено, в том числе климато-экологическими влияниями.

Влияние на кровообращение человека в условиях Севера оказывают внешние факторы. Обычно ведущим считают резкие сезонные суточные перепады атмосферного давления и парциального содержания кислорода в воздухе. На втором месте по степени воздействия на организм северян можно рассматривать охлаждение, даже частично открытых частей тела и лица.

Артериальная гипертензия протекает на уровне довольно низких цифр АД, больше подходящих к термину «мягкая гипертония». Однако течение такой патологии довольно агрессивное. Подъемы АД провоцируют частое развитие мозговых инсультов и инфарктов миокарда. Отмечены сезонные подъемы заболеваемости артериальной гипертензии и её осложнений во время сильных морозов. На севере Тюменской области выявлены случаи формирования артериальной гипертонии как краевой патологии уже в первый месяц пребывания работников по «вахтовому» методу.

Для артериальной гипертензии на Севере характерно манифестирующее (проявляющееся осложнениями) течение. Лабильность (неустойчивость) АД внезапно заканчивается развитием нарушения мозгового кровообращения и инфаркта миокарда при перепадах температуры окружающего воздуха или атмосферного давления.

Патология обычно возникает у мужчин, труд которых связан с частыми переохлаждениями, тяжелой физической работой или эмоциональными перегрузками. Это водители, строительные рабочие и т.д.

Нарушения кровообращения развиваются на 4-5 годы адаптации к экстремальным климатическим условиям.

Типичной чертой артериальной гипертензии у северян считают развитие её у людей молодого возраста. Частично такое «омоложение» объясняют особенностями демографической ситуации – преобладанием среди северян лиц трудоспособного возраста. Обычно в северных условия сравнительно молодые люди длительно не предъявляют особых жалоб при наличии высокого АД. Но такая артериальная гипертензия часто приводит к развитию осложнений при очередном внезапном повышении АД.

Наиболее напряженными этапами адаптации сердечно-сосудистой системы у северян считают длительность проживания в экстремальных условия до 1 года и после 10-15 лет. У мигрантов прогрессирует имевшаяся ранее артериальная гипертензия – по типу гипертонических кризов (55,6), инсультов (13%) и инфарктов миокарда (5,7%).

У лиц, заболевших артериальной гипертензией на Севере, такие осложнения возникают через 5-10 лет постоянного проживания. Обычно это происходит в неблагоприятные периоды с января по май и в ноябре-декабре.

В условиях Севера чаще встречаются варианты неблагоприятного течения артериальной гипертензии. Обычно это кризы до 3-4 раз в год, выраженная метеотропная чувствительность, наличие ожирения, развития сердечной недостаточности, рефрактерности (невосприимчивости) к гипотензивным средствам.

Заключение: для так называемой северной гипертензии характерно бурное начало, манифестирующие проявления, быстрое развития опасных для жизни и инвалидизирующих осложнений, резистентность к проводимому лечению. Профилактика и эффективное лечение позволит сохранить длительную работоспособность и высокое качество жизни северян.

Муниципальное бюджетное учреждение здравоохранения

http://admsurgut.ru/rubric/20675/Osobennosti-techeniya-arterialnoy-gipertenzii-na-Severe

Гипертония в условиях севера

Север неоднороден по своим климато-географическим характеристикам. Сложность закономерностей взаимосвязей в системе «человек – окружающая среда» и значительный уровень априорной неопределенности требует проведения популяционных исследований. Важными факторами, связанными с миграционными процессами, являются изменения в состоянии здоровья мигрирующих масс населения, особенно со стороны сердечно-сосудистой системы [10]. Климатические условия играют определенную роль в реадаптации организма человека в новых условиях проживания. При этом у некоторых лиц развиваются соответствующие метеотропные реакции на смену метеогелиофакторов, что в последующем может привести к полному расстройству функциональных систем организма и развитию патологического процесса и неблагоприятному его течению [3,10].

Не смотря на то, что вопросам реадаптации жителей Крайнего Севера, с переездом на новое место жительства в другие климатические условия посвящено крайне небольшое число работ [1,4,7,8,9,10], важность изучаемой проблемы остается актуальной. Научно обоснованные регламентные сроки выезда в другие климатогеографические зоны и выбор регионов, куда целесообразен переезд жителей Крайнего Севера, с меньшей «платой за реадаптацию» позволят упорядочить обратную «миграцию» в южные районы страны, а своевременное проведение лечебно-профилактических мероприятий на различных этапах адаптагенеза снизят заболеваемость некоренного населения Крайнего Севера [6].

Цель исследования: Изучить особенности процесса реадаптации к новым климатическим условиям у больных с АГ в зависимости от длительности проживания на Крайнем Севере.

Объект исследования: обследовано 2137 мужчин организованной популяции города Норильска в возрасте 30–54 лет, средний возраст 45,8 лет, обследуемые были разделены на группы в зависимости от длительности проживания на Крайнем Севере (до 10 лет и более 10 лет).

Использовались современные методы эпидемиологического исследования по рекомендациям ВОЗ, клинический и психологический методы. Проводилось двукратное измерение артериального давления, определение следующих гемодинамических параметров: минутного объема кровообращения (МОК), сердечного индекса (СИ), скорости распространения пульсовой волны (СРПВ), общего периферического сосудистого сопротивления (ОПСС), топического коэффициента (Тк). Проведен многомерный статистический анализ.

Распространенность артериальной гипертонии (АГ) в организованной популяции пришлого населения мужчин в возрасте 30-54 лет составила 33,16%, причем у лиц, проживающих в регионе менее 10 лет – 22,7%, более 10 лет- 44,2% (р=0,023). С возрастом распространённость АГ статистически значимо увеличивалась от 22,5% в возрастной группе 30-34 лет до 59,4% в группе 50-54 лет (р=0,0012), осведомленность о наличие артериальной гипертонии составила 67,6%.

Прослеживалась зависимость распространенности АГ от предшествующего места жительства. Распространенность АГ среди обследуемых, прибывших из восточно-европейской тайги, была выше – 49,7%, из западно-европейской тайги-34,6%, из степей юго-Западной-Сибири-16,6%, из степей восточной части Европейской территории России-34,1%, из степей западной части Европейской территории России — 19,8%.

Перераспределение типов центральной гемодинамики у больных гипертонической болезнью зависит от срока пребывания в регионе. У них достоверно возрастает частота эукинетического и гипокинетического типов гемодинамики после пребывания в регионе свыше 10 лет. Значит, экологические условия Крайнего Севера влияют на показатели гемодинамики больных гипертонической болезнью. Доказательство этого — изменение показателей центральной гемодинамики с увеличением длительности проживания в регионе больных гипертонической болезнью как при I, так и при II стадии. У больных гипертонической болезнью I стадии достоверные различия по показателям минутного объема кровообращения, ударного объема крови, скорости распределения пульсовой волны по сосудам эластического типа, удельного периферического сосудистого сопротивления (р>0,05) наблюдались после 10 лет проживания на Севере. У больных гипертонической болезнью II стадии отличия выявлялись по показателям минутного кровообращения (р<0,05), по боковому систолическому артериальному давлению (р>0,05).

Применение метода многомерного статистического анализа позволило определить качественные изменения в сосудах эластического типа у лиц с различным уровнем артериального давления как функций топического коэффициента, средне-гемодинамического артериального давления, возраста, площади тела, сроков проживания на Севере при средней относительной ошибке менее 10 % от абсолютного значения. Исследования показали, что значения скорости распределения пульсовой волны по сосудам эластического и мышечного типов возрастают линейно в зависимости от роста средне-гемодинамического артериального давления, а также от проживания на Крайнем Севере более 10 лет (рис. 1, 2).

Рисунок 1. Зависимость скорости распространения пульсовой волны по сосудам мышечного типа (См) от топического коэффициента (Тк), среднегемодинамического артериального давления (САД) у лиц с нормальным артериальным давлением (а), гипертонической болезнью I степени (б) и больных гипертонической болезнью II степени (в) в возрасте 30-39 лет.

Примечание. Здесь и на рисунке 2 штриховые линии — проживание на Севере более 10 лет, сплошные — менее 10 лет; цифры на рисунках — уровни САД.

Рисунок 2. Зависимость скорости распространения пульсовой волны по сосудам мышечного (а) и эластического (б) типов от величины топического коэффициента (Тк), среднегемодинамического артериального давления (САД) у лиц больных гипертонической болезнью в возрасте 40-49 лет.

Данная закономерность наблюдалась при различных уровнях артериального давления. Следовательно, происходит сосудистая перестройка у больных гипертонической болезнью и у лиц с нормальным артериальным давлением. Длительное воздействие холодового фактора повышает состояние сосудистого тонуса, о чем свидетельствуют показатели скорости распределения пульсовой волны. По-видимому, эластические свойства сосудов на Севере снижаются не только с возрастом, но и с проживанием в регионе свыше 10 лет. Причем эта закономерность более выражена у лиц с повышенными показателями средне-гемодинамического артериального давления. Данный вопрос интересен и требует более детального изучения в будущем. У больных гипертонической болезнью состояние сосудистого тонуса неоднозначно в одной и той же возрастной группе со сроком проживания на Севере более 10 лет. Доказательством служит факт сохранения данной закономерности у лиц с нормальным артериальным давлением и с пограничной артериальной гипертонией.

Проведенные исследования у больных гипертонической болезнью показывают, что заболевание приобретает свою качественную характеристику после проживания на Севере свыше 10 лет. Это выражается в повышении уровня невротизма и функциональной перестройке сердечно-сосудистой системы, что видно по показателям центральной гемодинамики [5]. Средний и высокий уровень невротизации при сроке проживания на Севере до 10 лет был значимо ниже, чем у лиц проживших 10 и более лет 20,8% и 33,9% соответственно (р≥0,01). У данных больных гипертоническая болезнь имеет кризовое течение, частота которой превышает показатели Краснояр­ска, Москвы. С ростом длительности пребывания в регионах Крайнего Севера истощается функциональная система, регулирующая артериальное давление [5], происходит разбалансировка депрессорных и прессорных систем, что может привести к развитию неблагоприятно­го клинического течения гипертонической болезни, осложняющейся сосудистыми катастрофами.

У больных гипертонической болезнью, вероятно, сосудистое русло перестраивается за счет исчезновения эластических структур, что от­ражается на состоянии сосудистого тонуса. Этот вопрос требует деталь­ного морфологического изучения. Морфологические исследования [2] отмечают перестройку сосудистого русла малого круга кровообращения в виде гипермускуляризации стенки артерий эластического типа, со­провождающейся деструктивными изменениями эластических мемб­ран, отражают морфологическую структуру сосудов у лиц с нормаль­ным артериальным давлением. Подобные исследования требуют даль­нейшего изучения особенностей перестройки сосудистого русла у боль­ных гипертонической болезнью.

Наблюдение за мигрантами Крайнего Севера, прибывшими на новое место жительства в центральную часть Восточной Сибири, показало, что кризовое течение артериальной гипертонии в период реадаптации чаще встречаются при длительности проживания 30 лет и более, по сравнению с теми, у кого длительность проживания более 10 лет, но менее 30 лет (22,4% и 12,5%, соответственно) [5]. У 43,4 % обследуемых выявлены новые случаи АГ при переезде в центральную часть Восточной Сибири. При длительности проживания на Крайнем Севере 30 лет и более имеется тенденция к меньшей частоте кризового течения артериальной гипертонии, как в период проживания на Крайнем Севере, так и в период реадаптации, при ежегодном использовании отпуска. Причиной возникновения гипертонических кризов, учащение приступов стенокардии вызывалось так же повышенной невротизацией, связанной с социально-экономическими факторами (смена работы, снижение уровня материального дохода, уход на пенсию, смена психологического климата в семье). У некоторых больных за счет перестройки морфо-функциональных структур с истощением различных функциональных систем организма реадаптация заканчивалась летальным исходом в новых климатических условиях, резко отличающихся от высоких широт, особенно у лиц в возрасте старше 50 лет и имеющих несколько факторов риска.

Следует отметить, что также имеется зависимость между состоянием депрессии, тревоги, невротизации у мигрантов с длительностью работы в полярных условиях, возраста. Две трети лиц с соматической патологией имеют депрессивные нарушения, максимально представлены они у больных с ИБС и АГ [4,5]. По результатам теста HADS у 87,5% мигрантов, больных АГ выявлялась клинически выраженная депрессия. Депрессивное расстройство у северян с данной патологией наиболее тесно ассоциируется с увеличением ипохондрии, истерии, паранойяльности и психастении.

Проведенный анализ гипотензивной терапии у мигрантов Крайнего Севера с артериальной гипертонией в период проживания на Крайнем Севере и после переезда в центральную Сибирь показал, что, до переезда в центральную Сибирь наиболее часто используемыми были гипотензивные препараты группы ИАПФ, в сравнении с другими группами, а после переезда в центральную Сибирь у мигрантов Крайнего Севера увеличивается частота назначения бета-адреноблокаторов, антагонистов кальциевых каналов и диуретиков (рис. 3). Изучение регулярности гипотензивной терапии до и после переезда в центральную Сибирь показало, что после переезда в центральную Сибирь у мигрантов Крайнего Севера увеличивается процент больных находящихся на постоянной гипотензивной терапии. При изучении состояния больных ИБС, прибывших в Центральную и Южную часть Красноярского края мигрантов из регионов Крайнего Севера, принимающих и не принимающих антиангинальные и гипотензивные препараты, было отмечено, что у ряда больных учащалось количество ангинальных приступов, увеличивалось количество приема нитроглицерина, особенно ухудшение наблюдалось при гипертонических кризах связанных с изменением метео-гелиофизических факторов, однако это чаще наблюдалось у лиц с неадекватно подобранными дозами лекарственных препаратов и среди лиц нерегулярно леченых.

Рисунок 3. Частота применения групп гипотензивных препаратов у мигрантов Крайнего Севера с артериальной гипертонией в период проживания на Крайнем Севере и после переезда в центральную Сибирь.

После ухода на пенсию и последующего выезда за пределы региона, у мигрантов увеличивается частота встречаемости ИБС в форме стенокардии напряжения. Основными факторами, способствующими развитию данного заболевания у мигрантов Крайнего Севера, являются артериальная гипертония, избыточная масса тела и сохраняющиеся пищевые привычки: употребление высококалорийной пищи, с большим содержанием насыщенных жиров и холестерина. Что достаточно быстро приводит к развитию у мигрантов Крайнего Севера метаболического синдрома.

Наблюдение за мигрантами Крайнего Севера после переезда на новое место жительства в центральную часть Восточной Сибири показало, что высокая частота гипертонических кризов и учащение приступов стенокардии было вызвано повышением уровня невротических расстройств, связанных с социальными и экономическими факторами (сменой места работы, уменьшением дохода, выходом на пенсию, изменением психологического климата в семье). У некоторых пациентов, в результате реструктуризации морфо-функциональных структур с истощением различных функциональных систем организма, повторная адаптации к новым климатическим условиям, резко отличающихся от высоких широт, может заканчиваться летальным исходом особенно у лиц в возрасте старше 50 лет и имеющих несколько факторов риска.

Грицинская В.Л., д.м.н., главный научный сотрудник ФГБУ НИИ медицинских проблем Севера СО РАМН, г. Красноярск.

Харьков Е.И., д.м.н., профессор, заведующий кафедрой пропедевтики внутренних болезней и терапии ГБОУ ВПО «КрасГМУ им. проф. Ф.В. Войно-Ясенецкого» МЗ РФ, г. Красноярск.

http://science-education.ru/ru/article/view?id=13336

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *